Евгений Михайлович Сватков (evgenii_svatkov) wrote in shtorm334,
Евгений Михайлович Сватков
evgenii_svatkov
shtorm334

Кремль готовится основательно «прибраться» в регионах

Е.С. . Статья почти полугодовой давности. Журналист точно ухватил суть происходящего.
Тоже отделение ОНФ, в  ХМАО-Югре, в области экологии и охраны ОС не провляет себя никак. Абсолютно безликая структура.
"то в ходе уборки может выясниться, что в регионах против мощнейших кланов, паразитирующих на экологии, бессильны и губернатор, и прокуратура, и полиция" - похоже и этот  тезис справедлив в отношении округа...


http://ura.ru/articles/1036267920

Предстоящий Год экологии в России не должен стать очередным парадным мероприятием. Федеральные власти рассчитывают выяснить, как глубоко лоббисты ФПГ проникли в актив ОНФ, кто паразитирует на экологической повестке в регионах и как зарабатывает на этой теме очки политическая оппозиция. К чему готовиться вертикали власти — мнение политконсультанта, главы BAIKAL Communications Group Эдуарда Войтенко.

Год российского кино набирает обороты: фестивали, конкурсы, оклеенные тематическими баннерами поезда. В этом проекте успешно совместились и содержание, и формат. Кино — вид искусства, по своему прямому предназначению призванный изображать жизнь. До конца декабря будет еще много показательных мероприятий, рекламы, баннеров, непосредственно кинопремьер. Само явление, российское кино, и формат политического обращения к нему очень гармонично дополняют друг друга.

Следующий, 2017 год, будет Годом экологии, и это уже сегодня создает в обществе атмосферу напряженного ожидания. Его можно выразить интуитивным пониманием того, что экологическая драма нашей страны не может найти разрешения в привычном формате позитивных мероприятий Года N. Экология — это не российское кино и даже не образование, хотя в этих сферах (особенно в образовании) накоплено гигантское количество проблем. На высшем уровне, подступая к наиболее тяжелым экологическим болезням РФ, руководители государства затрагивают проблемы, которые невозможно изжить привлечением общественного внимания, пропагандой или «лайт»-мероприятиями в стиле субботников, экспедиций, работой с заповедниками.

Работа над экологическими ошибками десятилетий в практической плоскости упирается в борьбу с браконьерством, расхищением природных ресурсов, «мусорным» криминалом, которому и сегодня никакая формальная власть — не указ. Поэтому и возникает неопределенность: если Год экологии станет реальным началом долгосрочной государственной политики по изменению отношения к окружающей среде, то этот год будет не похож ни на один предыдущий. Если же все ограничится выборочными мерами, общественной и PR-активностью, то результатом такой работы власти станет разочарование людей и подготовленная почва для политических провокаций.

Год экологии может стать тяжелейшим испытанием для вертикали власти и созданных структур политически лояльного общественного контроля.

Если, как заявил глава администрации президента, в России действительно принято решение «прибраться», то в ходе уборки может выясниться, что в регионах против мощнейших кланов, паразитирующих на экологии, бессильны и губернатор, и прокуратура, и полиция (вспомним Владимирскую область и скандал с нефтешламом). Может выясниться, что среди представителей Народного фронта на местах уже давно укоренились лоббисты определенных бизнес-структур и «застолбили» за собой экологический мониторинг. Так произошло в Бурятии, где среди всех лидеров мнений, причастных и к ОНФ, только одна девушка продолжает сражаться за экологию Байкала. Может оказаться, что принуждение отдельных предприятий к серьезным экологическим инвестициям в кризис — не проявление заботы о природе, а результат выверенной политической работы по устранению конкурентов.

И все это должно быть помножено на готовность рьяной оппозиционной колонны взвалить ответственность за все экологические невзгоды на нынешнюю власть при активной поддержке радикальных «зеленых» из-за рубежа (известных своей устойчивой антироссийской позицией).

Но Год экологии, если он послужит во благо стране и государству, обречен стать чем-то большим, нежели кампания по привлечению общественного интереса к проблеме (так характеризовались прошлые «Года»). Он должен дать больше работы силовикам, независимым и непубличным экспертам, технологам и ученым, нежели пиарщикам и пропагандистам. По большому счету, если результатом Года экологии станет реальное внедрение законности и жестких форм государственного и общественного контроля в деятельность, разрушающую окружающую среду, это станет большой победой, о которой можно будет без рисков для репутации заявить во всеуслышание.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment